• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
11:44 

Безысходность (обрывки)

Глупо верить в магию, глупо верить в предсказания, глупо верить в собственные ощущения, которые просто вопят о том, что время кончается.
Ощущение дамоклова меча, зависшего - над миром, мной ли, другими близкими мне людьми? все равно. Я слышу это, вижу это, чувствую это в каждом глотке воды - и ничего не могу сделать с этим.

Возможно это просто самообман, просто игра воображения - но она возвращается с упорством, во снах, в яви, в людях. Такое ощущение, что остальной мир тоже это слышит, просто заглушая это, как и я пытаюсь это заглушить.

Мне ничего иного не остается, кроме как читать во внешнем мире ощущения конца.

Я так много не успею.

11:51 

Сны

Когда я умру, я хотела бы стать крылатой кошкой. Не грифоном, а такой небольшой серой кошкой "белые тапочки и жилетка" с крыльями чуть более темными, доходящими до дымчатой черноты, с белыми полосами по краям. Такая была у Джерри-А-Конеля, только черная. Мои глаза были бы зеленые и светились бы ночью, а иногда меняли бы цвет.

Я бы спала где-нибудь в укромном месте, смотрела сны кошачьей дремы, а потом летала бы вечерами наперегонки с летучими мышами. И пила бы молоко из блюдца.

И никто бы не удивлялся тому, что я иногда гуляю сама по себе.

22:43 

Деньги

Я люблю деньги. Я люблю когда у меня много денег. К сожалению, такие моменты так редки, что пересчитываются на двух-трех пальцах.
Почему я люблю деньги? Потому что деньги - это статус и свобода. Возможность получать необходимые, или кажущееся таковыми вещи. Возможность дать другим необходимые или кажущиеся таковыми вещи и в зависимости от ситуации либо получать статус либо получать радость.

Большинство людей могут стать более счастливыми если у них будет материальная независимость от обстоятельств. Романтика полуголодного существования не для этого времени. Я бы хотела делать дорогие (и не только) подарки своим друзьям, а не считать каждую гривну в кармане. Хочу электрочайник и собственную квартиру, чтобы ненужные звуки не тревожили меня. Хочу свой компьютер, книжный шкаф...да много чего, не в этом дело. Дело в том, что деньги бы дали мне требующуюся мне самостоятельность.

Смешно, я плачу всю свою зарплату за телефон, а года три назад радовалась десяти гривнам, потому что за них можно было купить книжку.
Деньги - это не счастье, даже их количество не счастье.

Но они полезны.

12:34 

Демоны и вампиры

"...- Ты думаешь, что демон - это такой монстр с чешуе и с рогами, изрыгающий серу? - Саэ рассеянным жестом подвинул к себе тонкий хрустальный бокал с "вечной кровью". - Когти, крылья и хвосты, быть может щупальца, плохой запах изо рта? Если так, позволь мне объяснить.

Вампир сделал небольшой глоток.

- Демон - это похоть, гнев, жажда власти, ярость, жадность - все то, что начинает брать в человеке верх, когда после перерождения в нежить его покидает душа. Сначала он мал. Не сильно отличается от просто проявления чувств, которые у нас отнюдь не атрофируются. Так, гневу предшествует возмущение, похоти - страсть, жадности - чувство собственного, власти - гордость за хорошие организаторские способности. В обычном человеке эти позывы - от плохого к худшему - не развиваются, и причиной тому та самая душа, существование которой ты так упорно отвергаешь. Поверь моему опыту - короткий золотой взблеск глаз. - Она вполне реальна, хотя и неощутима.

После перерождения, от трех тел человека остается только два, собственно тело и дух, который его населяет - и равновесие, до сего момента существовавшее в нем, безвозвратно нарушено. Рано или поздно - но начинается упадок, и мы, запертые между миром Этим и миром Внешним, начинаем уходить все дальше во Внешний - потому что нет той нити, которая привязывает нас к Миру Высшему.

Вот почему - взгляд стал чуть рассеянным, когда тонкий белый палец скользнул по ножке хрустального кубка. - Вот почему мы способны на такие поступки, которые не прийдут в голову даже самому отъявленному смертному мерзавцу. Демон всегда рядом и с течением веков он все сильнее. А ты говоришь - копыта..."

15:53 

Солнце и поиск чувств.

Я вижу невидимое солнце - в зеркалах, разбрызгивающих его на серые стены и старые обои, в стеклах домов напротив, в лазурных небесных сводах, которые медленно движутся надо мной, с едва заметным скрипом.

Солнечные лучи плавясь, стекают ручьями под землю, золотые искры оседают на поверхностях, пронизывая их до средины. По ручьям ходят люди, неся на подошвах отблески солнца. Невидимые, искры прорастают в людях, делая глаза светлее, а мысли - чище.

Проникая под замерзшую кожу земли, чтобы потом вернутся первыми цветами, солнце совершает свой круиз по индиговым сводам, расцвечивая мир оттенками молочно-белого янтаря.

Я хотела писать о боли, но сегодня, право же, слишком хорошее для этого утро.

02:11 

Сказки

"Расскажи мне сказку. Простую и с хорошим концом, где есть Принцесса - и она прекрасна, где есть Дракон - и он зол, а может быть просто с дурным нравом. Расскажи мне сказку о дальнем море и паруснике, который белым лепестком тает вдали. Расскажи о странах, в которых добро и зло понятны и просты, где сердца чисты, а кошки умеют летать, где в старых крышах старых городов нет обреченности.

Расскажи мне сказку - и пусть в ней будет белый снег и зеленая трава весной, и птичий щебет пусть складывается в песню; быть может в ней в лесу, я смогу увидеть единорога, а потом взлететь на крыльях гроз к звездам...
Пусть в ней будет действительно хороший конец - а быть может просто задумчивый, если у тебя нет настроения для хороших окончаний, знаешь, из тех, что оставляют место для любого конца, который тебе прийдет на ум. Быть может Принцесса выйдет замуж за Капитана Парусника, а быть может летающая кошка подружится с драконом. Быть может парусник найдет новые земли, чудестные и ненанесенные ни на одну карту. И таинственные пещеры, полные забытых кладов, снова оживут, заманивая заблудившихся путников и ангел-хранитель обязательно поможет преодолеть все преграды. Я уже вижу в твоих глазах блеск их белых крыльев. Не молчи. Только не молчи.

Расскажи мне сказку - видишь, это звучит почти как молитва, я смотрю на разделяющую нас свечу, любуясь ее тонким пламенем, пока губы шепчут одну и ту же фразу. Это заклинание, самое древнее заклинание, известное лишь детям.
Но даже если мы выростем - расскажи мне сказку. Пусть она сорвется с твоих губ весеннней капелью, звонкой словно хрустальное солнце, заглянувшее сегодня в двери моей палаты, пусть разобьется тысячами солнечных котят, которые запрыгают по водосточным трубам, моча шерстку в первых весенних лужах. Я увижу через твои глаза чужие страны и добрых Принцесс и черепичные крыши.

Расскажи мне сказку и быть может тогда я поверю тебе."

22:33 

Здоровый образ жизни

Он мне не грозит.
Весеннее настроение позволяет посмотреть на собственные 86 с легкой иронией, вместо требуемой злости, мол, летом сбросим. А требуется именно злость, на собствтвенный целлюлит и обвисшие руки.
Но нету. Не люблю злится. Даже на себя.
Вот и сегодня - снова.
Играли у Алекса. Его сестра была столь гостеприимна, что накормила нас настоящей пиццей (я такой вообще раньше не пробовала), кучей орехов, чаем, шоколадными конфетами и сухариками.
Плюс к этому пару маковых булочек и бисквитное пирожное.

Не считая трех больших бутербродов с ветчиной утром.
Счас вечер и мне снова хочется есть.
Будь у меня сила воли, я бы не шла сейчас к холодильнику.

13:44 

Небо

Каждое синее небо каждого сезона обладает своим именем.
Каждое имя для каждого синего неба вкладывается в шесть букв - непонятная мне закономерность. Но посмотрев на небо зимой или осенью, весной или летом, вы легко отличите одно небо от другого.

Для зимы это - синева. Оно пронзительно и жестко, напоминает окрашенное стекло, проростающее острыми стеклянными иглами.
Для весны это лазурь, когда стекло становится льдом, тает и струится синими реками - в этом небе можно утонуть, если смотреть слишком долго.
Для лета это сапфир. Оно лениво и грациозно, словно на драгоценном камне его переливы струятся. Бесконечность, ленность, довольство.
Для осени это индиго, зовущее ввысь, вместе с птицами. Звенящее их голосами и особой, рыжей осенней тишиной. Рвущееся вслед на ними в едином порыве и набухающее кровью туч.

Синева, лазурь, сапфир и индиго - они все кружаться вокруг нас водоворотами одного цвета, касаясь прохладой и жаром, жестко и пронзительно, мягко...из года в год небо проворачивается над нами, четыре имени его сменяют одно другое.

Год идет к очередному витку.

18:42 

Поиск смыслов и имена

Одно имя среди прочих обладает для меня сверхъестественным притяжением. Есть и другие, им число легион - прекрасные, чарующие имена. Но ни одно из них не может сравнится с именем Габриэль.

Странно, в "руссифицированном варианте" - Гаврила - это имя не вызывает ничего, кроме чувства вульгарности и отвращения, быть может благодаря небезызвестной "Гаврилиаде"?..вот такая странная ситуация.
Но имя Габриэль - вы слышите, _как именно_ оно произносится, правда? - это имя греха и звезды. Столь же непонятное, столь же хрупкое, сколь и недосягаемое в своей жестокости.
Холодная ледяная звезда, отсвечивающая синим.

Любой носитель этого имени (правда, я встречала лишь двоих) был закутан в льдистыйего отблеск, словно в непроницаемый скафандр. Незримый, ореол этого имени колет меня словно иглы.

Но я все равно чувствую его греховно-звездное притяжение.

21:43 

Выдуманные страны.

Прохлада - горы, огромный лес, раскинувшийся на их склонах от горизонта до горизонта: в нем живут лесные демоны, похожие на узловатые коряги. Они спят, непотревоженные веками и только неосторожный путник может разбудить их, пролив на замшелые бревна свежую кровь.
Некоторые из них иные - гибкие словно ветви, с лиственными волосами и с горящими зеленью и луной глазами - они воют ночами, наполняя туман печалью.

Туман - стекает с гор, из леса вместе с быстрыми и холодными горными реками в зеленые долины, где в небольших деревнях из упавших деревьев и горных камней живут солнцекожие люди с глазами цвета стали и неба.
Но здесь не знают стали, а законы деревень достаточно гостеприимны, чтобы принять чужака, не отмеченного зловещим знаком, и предложить ему твердый злаковый хлеб и сыр полудиких коз.
Душистый фрукт, который растет в небольших огороженных садах, называется на местном языке "йевари", и из него делаеют сладковато-терпкое вино.
Зимой здесь почти нет снега, а вечерами, независимо от времени года, здесь слышен редкий перестук ткацких станков - и ни на одном из людей вы не найдете шкуры животного. Их деревянные и каменные орудия просты и незамысловаты. У великих людей деревень есть бронза, привезенная из далеких и полумифических городов.

Города - они немногочисленны и в противовес деревням обнесены высокими стенами. Их древние, древние имена ложаться на губы словно слова молитвы: Шиан, Дальрау, древний Аррс...загадочный Мириат, вечно озаренный пламенем от несгорающей звезды, укрепленной на самой верхушке тонкой, как игла, Алой Башни.
Здесь узкие улочки полны запахов специй и рыбы с моря; бронза и шелка, надменные взгляды знати, горланящие зазывалы, которые почтительно умолкают, когда по улицам идет отряд какого-то из аристократических домов. Стук деревянных подошв по мостовым, звон колокольчиков и кусочков хрусталя, отгоняющих лесных демонов. Одежды - полотнища жесткой и легкой ткани, яркие словно бабочки у женщин и строго-однотонные, украшенные только редкими знаками рода и Дома у мужчин.

Дома - простые сложены из камня, из розовато-белого и легкого камня, который летом слишком жарок, а холодной зимой недостаточно тепл. Но холодные зимы редкость и здесь - с моря часто приходит теплый западный ветер и большие черепахи выползают на берег полюбоваться розовой вечерней зарей. Дома побогаче - из камня с зеленоватыми прожилками, из камня с золотыми искрами внутри, из белого как снег и из черного как ночь, из лилового - такие дома обладают причудливыми очертаниями и в них всегда тепло или прохладно, в зависимости от того, что пожелают их хозяева. А знатные женщины с фарфоровой белой кожей совсем не похожи на солнечнокожих горян: подобны больше луне и звездам, которые зажигаются в их темных глазах и звенят в их смехе. По степенным каналам плывут их причудливые, напоминающие морских коньков лодки, весла ныряют в темную, озаренную лишь фонариками, воду.

Вода - приливы и отливы питают города, расплескиваясь на каменных ступенях, уводящих в глубины. Запах соли, запах рыбы, запах речной осоки и взлетающие стрелами в небо розовоклювые цапли с черными лапами. Переливчатое кружево трав на берегах рек служит обрамлением величественному шитью полей, раскинувшихся вдоль медленных равнинных русел. В высоты полета цапли это действительно захватывающая картина - не опускайтесь, не смотрите пристальней на каждый пробирающийся из сдобренной навозом земли стебель травы.
Горьковатые дикие плоды "йола" похожи на орехи, в твердой скорлупе - маленькое алое зернышко, словно темно-алый небольшой рубин. Настойка этих плодов, такая же горькая как и сами плоды, часто затуманивает разум, погружая его в прошлое, укутывает тенями; она запрещена, но хитрые пригородные жители все равно собирают "йола" и делаеют ее, продавая желающим забвения за большие деньги. Деньгами служат отполированные пластики из кости, необычайно твердые - поэтому резьбу на них может нанести только резчик Императора, могущественный и живущий уже более двухсот лет колдун.

Колдовство - от покрытых туманом горных вершин до моря колдовство незаметно и неощутимо, но любой человек, кроме самых высокомерных, расскажет вам и о невидимых ночных феях, морочащих путникам голову, и о говорящих черепахах, и о ассейм-арете - разумном вихре, хранящем древние клады. От гулких гротов у моря до жарких восточных пределов, где солнце становится цвета молочного янтаря вам расскажут множество сказок о героях и колдунах, умерших и нынче живущих. О Страннике, о Ведьме Ночи, о Монахе-С-Десятью-Ножами, о Смеющейся Обезъяне - ловком воре, на ночь укравшем негасимую звезду Мириат и вернувшую ее назад на следующую ночь - и лица древних и нынешних героев оживают, слетая с губ или пожелтевшего пергамента.
Так много историй - их тесьма плететься из давних времен.

Времена - это cолнцеворот, и танец луны, и древние боги - забытые и почитаемые, смотрящие с неба; это полный печали вой древесных духов; это приливы и отливы человеческой жизни, омывающие каменные ступени гор, уходящие в небо...и звучание древних тамбуринов и колокольчиков на узких улицах, смех и песни, озаренные свечами ладони на Шествии Духов...все это сейчас сплетается в единственный круговорот, сворачиваясь в ненаписаную на тонкой костяной пластинке картину акварелью, где на фоне пламенеющего заката из высоких стеблей травы темным силуэтом взлетает розовоклювая цапля.

Всего лишь выдуманная страна без имени, безымянная и далекая. Всего лишь капля в море выдуманных стран, вычерченных пунктиром на клетчатом листе в забытой тетради. Может, когда в следующий раз зимняя луна заглянет в мое окно я вспомню о тебе, моя выдуманная страна, увижу твои туманы и города и тихонько подпою древним древесным духам с глазами цвета листвы и солнца...

Но ты лучше живи без меня, выдуманная страна без имени...живи, переживи все нынешние страны, просто живи и да не умолкнут колокольчики твоих улиц и рек.

И да не прийдет к тебе война.

22:58 

Безысходность

Я давно уже живу в кредит, занимая у смерти. Почти четыре года уже.
Но с сегодняшнего дня жизнь наверное будет отдавать долги.

12:58 

Самокопание

Некоторые люди - как свечи, постоянно колеблются между желанием светить и погаснуть. Между желанием постичь себя и тщеславием.
Вот и сейчас - я ведь пишу о себе. НЕ собираясь доносить свою мысль ни до кого, кроме себя. Мнения остальных для меня не должно существовать - по крайней мере в этом месте и в это время. Почему же я так подленько выражаюсь образами и отвлеченными понятиями, вместо того чтобы прямо и четко сказать - "я хочу признания!"?

Я хочу признания, но почему я не говорю от этом прямо и вслух?

Боязнь показать себя с другой стороны? Особенно уже знающим меня людям?
Боязнь того, что с признанием придется писать "под заказ" публики? Или подстаиваться под их интересы, то есть через силу, и с внутренней дрожью спрашивая себя "а если им не понравится"? - > Потеря признания.

Боязнь потерять творчество в результате вышеперечисленного?

Быть признанной и уважаемой за это - приятно, что и говорить. Но это как наркотик - потому что тщеславию своему необходимы все новые и новые дозы этого самого признания. А когда все умные мысли кончатся и останется пустота - что я смогу написать? Только пару многоточий...

00:18 

Счастье. ч.1.

Счастье это.
- Когда во всем мире нет человека, который бы считать тебя бесчувственным чудовищем.

13:58 

Символизм (неокончено)

Почти каждое утро я прохожу мимо Полчеловека, по Подземной Реке и через Кладбище. Иногда это Дорога Сердца, а иногда Полчеловека не стоит на своем обычном месте; иногда на Кладбище я вижу птиц и диггеров.

Символы вокруг меня, они вращаются колесом, словно я - тень от солнечных часов, двигающаяся по ним, в черном пространстве золотой нитью вычерчиваются верстовые столбы времени.

Я скольжу среди них.

11:36 

Отыгрыш

Познакомьтесь с Натаниэлем: двадцать четыре года, высокий, красивый и очень обаятельный парень, перепробовавший за последние шесть лет кучу разнообразных занятий, от стриптизера и предсказателя до бармена и модели. Немного художник, немного животное, он слишком сильный чтобы жить как альфонс, но слишком любит удовольствия, чтобы использовать свой потенциал на что-либо еще, кроме получения их в различном виде. Испорченный своим статусом Пробужденного Мага, он находит наслаждение жизнью в отрицании общественных норм (в основном морали) почти все время проводя с Культом Экстазии. Довольно беззаботный, но обладающий неоспоримым преимуществом таланта, он медленно деградирует, погружаясь во всеохватывающее ощущение греха.

Деградация действительно медленная - несмотря на то, что Натаниэль наркоман и распутник, а также любит боль - внешне он еще не настолько асоциален, чтобы вызывать подозрения; природный шарм, и к тому же он хороший актер.
Его держит его предвиденье и власть над временем: в холодных кристальный потоках его, Натаниэль на время забывает кто он есть и чем он стал, скользя слово воздушный змей во всех ветрах, позволяя промывать себя насквозь, наблюдая за будущим и прошлым слегка отстраненно и сосредоточенно, в противовес своей обычной чувственной натуре.

Он мечен демонами, знаком "Посвященного Подземным Богам", а иногда, когда их присутствие смешивается с наркотическими грезами, говорит на языке, которого не учил, но который понимает - древнем языке Эноха, города Магов, погибшего еще при Потопе. В такие минуты его метка, клеймо на основании затылка, кровоточит, но Натаниэль слизывает кровь с пальцев, наслаждаясь ее вкусом.

Его фокус, его магия, его сила - это Таро, древние символы, тенью стоящие за каждым явлением мира. Часто, пребывая наедине с собой, Натаниэль меланхолично разглядывает карту Дьявола - именно на нее изменился после тех странных событий его Колесо Удачи. Что-то в этой карте отпечатывается и на самом Натаниэле.
Например вчера, он без малейшего сострадания убил беспомощного человека.

То, что этот человек полукиборгом Технократии и находился в параличе в момент удара, дело не меняет - опьяненный собственной болью и кровью Натаниэль просто погрузил нож в тело этого существа, наблюдая как стекленеют его глаза и чувствуя слабый отклик оттого, что не испытывает отвращения. Раньше он не убивал, по крайней мере в сознательном состоянии и эта реакция определенным образом удивила его.

Позже, в кокаиновом пике, сжимая в руке тонкую кисточку, сочащуюся тушью, словно тьмой, он нарисует этот взгляд, давая выход подсознательно копившемуся страху и удовольствию. В горячке, так и не смыв кровь, он будет странно улыбатся треснувшему зеркалу, делящему его лицо на две части, и его глаза снова поменяют цвет на тускло-желтый, словно у змеи. Рассекающая зеркало вертикальная трещина рассечет и его лицо на две части, а причудливая игра света и теней раскрасит обе половинки в уже знакомой ему схеме "ангел-демон". Неожиданный приступ бешенства - и зеркало покроется тысячей мелких трещинок, а Натаниэль, обессилев после вспышки, долго просидит среди зеркальных осколков на полу, не думая ни о чем.

Позже он заснет, чтобы проснутся утром и, как ни в чем не бывало, сварить себе кофе. Вдыхая аромат, он будет совсем другим человеком - чуть насмешливым и немного влюбленным в мир, но к вечеру, когда тусклое февральское солнце уйдет за горизонт, его глаза снова зажгутся хищным блеском и в танце он магией очарует девушку - а может и парня - чтобы в небольшой комнате наверху снова получить наслаждение от своей и чужой боли и радости.

Если он и вспомнит о мертвом киборге, так только тогда, когда будет перебирать написанные картины, решая что выставить на продажу. Презрительно фырнув, он тем не менее, отложит ее в сторону и оставит себе, решив оставить "на черный день". Знакомый последователь ЛаВея закажет ему другую картину, и Натаниэль полностью уйдет в работу, закончив полотно-шедевр за три дня и угодив в больницу по поводу полного истощения и последствий избыточного употребления кокаина. Осматривая его, врачи не заметят клейма, но зато увидят несколько скарий - и только тайное вмешательство Культа спасет Ната от обследования у психиатра и принудительного лечения.

Он выйдет из больницы весной, в конце марта и улыбнется солнцу, которое зажжется хищным блеском в его глазах...

12:15 

Отыгрыш (картинка)

Тьма, лиловое пламя и девиз - так мало необходимо, чтобы пробудить в человеке демона.

09:17 

Несчастье ч.1.

Несчастье это
- Когда твой брат желает тебе удавится, потому что твой голос слишком пискляв.
- Когда в ответ на прощание, в которое вкладываешь душу, получаешь короткий ответ, наводящий на мысли о безразличности.

23:05 

Отчаянье. ч.1.

Отчаянье это
- Приходящий в стельку пьяный отец.
- Игрушечная кошка, которая не умеет мурлыкать.

23:40 

Самокопание.

Итак, в вопросе кроется ответ.
Я боюсь - это ключ.
Я боюсь того, что может принести мне изменение моего статуса и будущего. Значит ли это, что мое положение устраивает меня полностью, что я не хочу изменений?

20:22 

Боль.

Это
- тупое щемящее чувство внутри тебя;
- универсальный язык общения всех людей;
- невозможность сказать любимому человеку, что он любим, отделываясь улыбками в ответ;
- пустота фантазии, когда не знаешь что писать, но понимаешь, что письмо для тебя - как наркотик. И надо и не выходит;

Миражи Видений

главная